Опубликовано 2020/07/15 в Статьи игроков | Нет комментариев

Автор: Hadriel, [email protected]
Название работы: рассказ воина Беллато «Мэл»
Комментарии: Второе место, также в категории “Литературный текст про игру RF Online”, поделили между собой двое авторов. В первом выведены нелегкие судьбы героев двух противоборствующих рас – Кора и Беллато, во втором — достаточно интересная интерпретация противостояния на Новусе с точки зрения Акрета.

Мэл

Мэл’Ниа сидела на вершине холма и смотрела вдаль, произнося молитву Дайсему. Отсюда открывался вид на все окрестности. Хотя ничего особо примечательного в Сеттовой пустыне не было, кроме древних руин, находящихся в паре километров к северу от холма. Никто не знал, что за древний народ построил эту конструкцию и куда он исчез, но странную энергию этого места чувствовали все существа, приблизившиеся к руинам. Однажды коритяне решили построить на этом месте храм Дайсему,  но так и не смогли из-за вмешательства акретских воинов. Сама же Сеттова пустыня представляла собой не особо привлекательное зрелище. Камни да скалы, кое-где попадались мелкие кривые кусты с жесткими сухими листьями. Но Мэл’Ниа почему-то любила это место. Она чувствовала умиротворение, сидя на вершине холма, размышляя о разных вещах или медитируя.
Решив, что пора идти на базу, Мэл’Ниа встала. Её тело было покрыто сверкающим на солнце металлическим доспехом, выкованным под заказ её знакомым, лучшим коритским кузнецом на Новусе. Серого цвета волосы были затянуты в хвост. Своими голубыми глазами она ещё раз огляделась вокруг и произнесла молитву.
Уже почти стемнело, и Мэл’Ниа неспешно направилась к телепортеру, ведущему на главную базу Священного Альянса Кора. Вдруг где-то неподалеку послышались крики и стрельба. Побежав на звук, за небольшим валуном коритянка увидела патруль Федерации Беллато. Они отбивались от трех акретов, но шансов победить боевых роботов у беллатийцев не было. Имперцы были вооружены тяжелыми пушками и стреляли по своим врагам с расстояния. Через несколько секунд всё было кончено, патруль беллатийцев был уничтожен. В этот момент Мэл’Ниа достала из-за спины свой энергоклинок и бросилась на акретов. Первым ударом она снесла голову одному роботу, и та упала на землю. Двое оставшихся выхватили свои мечи, но Мэл’Ниа была слишком быстра. Через пару секунд на песке лежали лишь обломки акретов.
Мэл’Ниа убрала меч и осмотрелась в  поисках врагов. Она жаждала битвы. Ради своей родины она могла убить кого угодно, будь то машина или живое существо. “Не ради того я сражалась всю свою жизнь, не ради того я отдала всю себя служению своему народу, чтобы нас поработили инопланетные захватчики”, — с этой мыслью начинался каждый её бой. Но всё было тихо, и  Мэл’Ниа понемногу успокоилась.
Вдруг где-то среди тел беллатийцев она увидела движение. Мэл’Ниа стала медленно подходить к тому, что всего минуту назад было патрулем федерации Беллато. Теперь же на песке лежало лишь несколько окровавленных тел. И одно из этих тел шевелилось. Из-под этого тела выполз беллатиец, весь в крови своего товарища, насмерть перепуганный. Из глаз его лились слезы, которые блестели при свете луны. Он был еще совсем молод. Мэл’Ниа вдруг стало жалко этого перепуганного паренька, он напомнил ей кое-кого из её далеко не самого светлого детства. Коритянка сказала: “Я не буду тебя убивать. Уходи отсюда, улетай с этой планеты, ты слышишь меня? В следующий раз я не буду столь милосердна. Понятно?” Беллатиец медленно кивнул, всё ещё не осознавая, что происходит, поднял с земли свою винтовку и направился прочь от места битвы.
На Мэл’Ниа вдруг напали воспоминания того времени, когда она еще была совсем молода. Она вспомнила маленького коритского мальчика, плачущего перед телами своих мёртвых родителей. Он смотрел на Мэл’Ниа  точно такими же глазами, как и беллатиец, которого она только что отпустила с миром. В тот день на их деревню напали фанатики из секты противников Дайсема. Они убили многих жителей и подожгли дома. Тогда она окончательно приняла решение вступить в армию, чтобы защитить свой народ, чтобы больше никому не пришлось страдать. Но была одна проблема…  Мэл’Ниа  принадлежала самой низшей касте и не могла стать воином. И только благодаря упорству, нарушив все запреты, Мэл’Ниа всё-таки добилась своего. Она вступила в коритскую армию. Правда, поначалу её не принимали как свою, командиры давали ей самую грязную работу, отправляли в качестве пушечного мяса в самые безнадёжные атаки. Но Мэл’Ниа доказала свою силу, и вскоре она стала очень известна среди простых воинов. Но всё же никаких званий за свою службу она так и не получила. “Да и не нужны мне никакие звания. Главное – это доказать самой себе, что я полезна для своего народа”.
Вдруг Мэл’Ниа услышала выстрел позади себя. “Неужели этот гаденыш…”- подумала она и резко обернулась. И тут на неё навалилось тело вайфера. Из его простреленной головы текла кровь. Мэл’Ниа оттолкнула от себя труп и произнесла: ” Зачем ты это сделал? Я бы и сама справилась!”, а про себя подумала: “Что-то я задумалась… Старею, наверное…”
Беллатиец сказал, гладя себе под ноги:
— Извини, я… Я просто хотел помочь…
— Больно мне нужна твоя помощь! А теперь иди отсюда! Не зли меня!
— Хорошо, хорошо…
Но беллатиец не уходил.
— Чего тебе от меня нужно? – спросила Мэл’Ниа.
— Я… Мне просто интересно узнать вас, коритов, лучше… Вы же очень похожи на нас, в отличие от этих железяк. Почему мы не можем жить в мире?
— Потому что одно ваше существование оскорбляет Дайсема.
Мэл’Ниа повернулась и пошла по направлению к телепортеру. Беллатиец пошел за ней.
— Ты меня уже достал! Будешь за мной идти, я тебя убью! — Мэл’Ниа уже начала терять терпение.
— Но я всего лишь хочу поговорить!
— Хорошо… — Коритянка попыталась успокоиться. – Хорошо… — Она глубоко вздохнула. – Иди за мной.
И Мэл’Ниа повела беллатийца, своего врага, к тому самому холму, где только что медитировала.
— Интересно, что этот вайфер делал здесь? Они же не заходят так далеко… Это не очень хороший знак… — задумчиво произнесла Мэл’Ниа. Беллатиец молча плёлся за ней. “Какой-то он странный, — размышляла Мэл’Ниа. – Почему он хочет поговорить со мной? Может, он думает улучить момент и убить меня? Нет, ему не хватит духа этого сделать”.
— Всё, садись здесь, — сказала Мэл’Ниа, когда они дошли до места, — но только без резких движений, а не то я сразу убью тебя без раздумий.
— Хорошо, у меня и в мыслях не было убивать тебя.
— Интересно, у нас же вроде война, ты не в курсе?
— Да знаю я! Я просто хочу поговорить. Ведь наши народы… Мы ведь ничего не знаем друг о друге! Почему мы воюем? Вы, коритяне, не мои враги,  но вот акреты… Они настоящие враги! Они должны быть уничтожены! Почему бы нам не объединиться?
Мэл’Ниа засмеялась.
— Ну, ты даёшь! — сказала она сквозь смех. – Мы никогда не объединимся с вами, вы недостойны жить, так как не верите в Дайсема… Малыш, ну ты меня и рассмешил. И это всё, что ты хочешь от меня?
— Я правда хочу узнать о вас больше… Вы такие высокие и красивые… И не такие вы и злые, как мне об этом все говорили. Ты ведь до сих пор не убила меня, хотя могла сделать это уже 10 раз…
— Что, подлизываешься? — Мэл’Ниа улыбнулась.
“Да уж, давненько я не смеялась по-настоящему… Очень уж интересный малый мне сегодня попался”.
Минуту они сидели молча. Мэл’Ниа всё смотрела вдаль. Дневная жара сменилась ночной прохладой. В чистом небе рассыпались миллионы звёзд.
— Да, сегодня они светят особенно ярко… — произнесла Мэл’Ниа. – Они словно бы повисли над самой землёй… Словно бы зовут меня в очень далёкое место, туда, где нет ни войн, ни боли… Туда, где мне не придётся ни с кем сражаться, туда, где я наконец буду счастлива, туда, где меня ждёт ОН… Ой! Что-то я заговорилась.
Беллатиец ничего не сказал. Он сидел и тоже смотрел на звёзды.
— …Кстати, а почему ты меня привела именно сюда? – вдруг спросил беллатиец, пристально глядя на Мэл’Ниа.
— Потому что на этой планете нет более подходящего места для меня… Я люблю просто сидеть здесь.
— Наверное, открывающийся отсюда вид отражает твоё душевное состояние, такое же опустошенное…
— Да как ты…?! — Мэл’Ниа вдруг вскочила на ноги. – Да откуда ты можешь знать, что творится у меня в душе? Ты что, эмпат что ли? Или просто дурак?
— Нет, я ни эмпат, ни телепат, просто я чувствую то же самое…
Мэл’Ниа оторопела. “Да уж, ты точно странный”. Она внимательно посмотрела в спокойное лицо беллатийца. “Самое что ни на есть обычное лицо… Только вот глаза… Такое чувство, будто он прожил уже целую жизнь и видел всё, что только можно увидеть… Да, я уже видела такие глаза… вижу их каждый день… в зеркале…”
— Я потерял близких мне людей… А всё из-за…
— Акретов,– закончила за него Мэл’Ниа. – Вот поэтому ты их так и ненавидишь.
— Да, ты права… Знаешь, теперь я стараюсь ни с кем не заводить близких отношений… Ведь идёт война…
— И в любой момент тот, кто тебе дорог, может погибнуть… — снова закончила за него Мэл’Ниа. — Я тоже теперь ни с кем не сближаюсь… Ведь если у тебя на глазах умирает твой соратник, то куда менее больно, когда ты его совершенно не знаешь…
“Да… Этот паренёк… Он меня немного пугает… И он удивительно проницателен… Великий Дайсем, что же мне делать?”
— Кстати, я так и не знаю твоего имени, – сказал беллатиец. – Я Рейко.
— А я Мэл’Ниа, но можешь звать меня просто Мэл.
— Хорошо, я надеюсь, мы ещё увидимся. Ты ведь придёшь сюда ещё раз? Хотя зачем я спрашиваю, конечно придёшь. Ну, до встречи.
Беллатиец встал и пошёл прочь. Мэл’Ниа посидела несколько минут, после чего тоже отправилась на базу.
“А ведь это первый беллатиец, с которым я заговорила… — думала она по дороге. – И он совсем не такой плохой…”
На главной базе Священного Альянса Кора было тихо. Все спали, только часовые стояли на своих постах, скучающим взглядом осматривая окрестности. Почти дойдя до своей комнаты, Мэл’Ниа неожиданно встретила священника по имени Сангвиний.
— Здравствуй, Мэл’Ниа, — сказал он, — Что-то ты сегодня поздно. Что тебя так задержало?
— Эмм… Да ничего особенного, святой отец, всё в порядке.
— …Знаешь, Мэл’Ниа, я вот что хотел тебе сказать… Ты прекрасный воин, все здесь тебя уважают… (“Все? Да неужто?”- подумала Мэл.) Но меня кое-что беспокоит. Меня беспокоит твоё душевное состояние. Я чувствую в тебе какую-то борьбу… И уже очень давно. Неужели ты так и не смирилась с потерей?
— Святой отец… Со мной всё в порядке, я справлюсь. Вам незачем за меня беспокоиться.
— Эх… Ты всё такая же упрямая… Не забывай, что без моей помощи ты так никогда и не стала бы воином. Я видел в тебе тогда огромный потенциал… И я хочу, чтобы ты была счастлива. Ты очень важна для всех нас. Среди солдат о тебе ходят легенды…
— Ну, они все очень преувеличены…
— Но, тем не менее, ты не можешь отрицать свою важность как… лидера. Ладно… Помни, я всегда буду на твоей стороне, что бы ни случилось.
— Спасибо вам, святой отец, идите спать, а то уже очень поздно…
Сангвиний вздохнул.
— Ладно, я пошёл. И да благословит тебя Дайсем, дочь моя.
И священник удалился.
А тем временем Рейко добрался до штаба Федерации Беллато, где его немедленно вызвал полковник Гросс. Рейко сказал, что на их патруль напали имперцы и убили всех, кроме самого Рейко, потому что он спрятался под телом убитого товарища. Конечно, он ничего не рассказал о встрече с Мэл’Ниа. Потом он отправился в казарму, где сразу лёг на свою койку и попытался заснуть. Через несколько минут к нему подошёл Лайт, командир взвода.
— Рейко, я слышал о том, что произошло… Мне очень жаль… — произнёс он.
— Да ладно вам, командир, всё в порядке.
— Ведь это было твоё первое боевое задание…
К нему подошли ещё несколько членов его взвода и начали расспрашивать о том, что произошло. Рейко сказал то же самое, что он до этого говорил полковнику, а потом попросил оставить его в покое. Все разошлись, остался только Фенрик, его давний знакомый.
— Мне очень жаль, Рейко… Я тебя не брошу, в следующий раз мы вместе покажем этим железякам, что нас не стоит злить!
— Спасибо, Фенрик, я очень тебе благодарен.
— Хорошо. А теперь спи, ты должен отдохнуть.
— Спокойной ночи, — и Рейко повернулся на бок и закрыл глаза.
Утром Мэл’Ниа тренировалась, как и каждый день. За ней наблюдал Литос, солдат, он всегда приходил посмотреть, как Мэл’Ниа размахивает мечом перед голограммой, изображающей противника.
— Знаешь последние новости, Мэл? Говорят, что переговоры с беллатицами ни к чему ни приведут и что всё это перемирие с Федерацией – просто передышка перед большой битвой. А ещё колонию Харам уже несколько дней осаждают акреты, они окружили поселение плотным кольцом из осадной техники при поддержке большого числа канониров. Эх, не нравится мне это. Многие поговаривают о том, что Беллато заключили союз с Империей, но я просто не понимаю, как можно договориться с этими жестянками. А наше положение в данной ситуации очень шаткое, хоть мы пока и контролируем Шахты. Так что надо готовиться к худшему… Нам ещё предстоит немало битв.
— Спасибо за информацию, Литос.
— Да не за что, всегда к твоим услугам.
Солдат ещё некоторое время посмотрел на Мэл’Ниа, потом удалился по своим делам.
— Так, всем подъём! – прокричал Лайт. – Не спать, зелень! Нам предстоит трудный день, впрочем, как всегда.
Взвод поднялся и построился в 2 линии перед Лайтом.
— Так, малышня, 2 недели назад вас откомандировали сюда, на Новус. Вы только закончили военную академию, поэтому на вас пока особой надежды нет, вы ещё не показали себя в деле. Но скоро будет настоящая битва, я это вам обещаю. А пока вы можете заняться полезной работой. Будете сегодня наводить порядок на главной базе Федерации Беллато. Мыть улицы, собирать мусор и далее по списку. Всё, сейчас в столовую и за работу. Бегом марш!
Вечером Рейко, уставший после уборки улиц, шёл по Сеттовой пустыне, глядя на тот холм, где должна была сидеть Мэл’ Ниа, но её там не было. “Неужели мне придётся убивать коритов? – думал он по дороге. — Я не смогу этого сделать. Другое дело – акреты, бездушные машины, их я готов уничтожать без зазрения совести”. Вдруг он заметил, что на холме появилась фигура, сверкающая на солнце.
Мэл’Ниа услышала шаги и резко обернулась, приготовившись атаковать. Но это был лишь Рейко, поэтому она убрала клинок обратно.
— Всегда наготове, да? – спросил с улыбкой беллатиец. – И правильно, ведь война всё же.
Он сел рядом с Мэл’Ниа. Несколько минут они сидели молча.
— Наверное, я никогда не смогу забыть тот день, когда ОНИ прилетели на мою планету, — начал вдруг рассказывать Рейко. – Помню, в тот день я поссорился с матерью по поводу того, кем я стану в будущем. Я хотел стать пилотом БМАУ, а мать говорила, что я должен стать учёным, что так я смогу принести больше пользы, что с моими мозгами это единственный правильный выбор… А я всегда с замиранием сердца смотрел на эти боевые машины. Думал, что когда сам сяду внутрь этой штуковины, меня никто не сможет победить. В тот день я обиделся на мать и ушёл из дома развеяться. Вышел на окраину нашего городка, лег на траву и закрыл глаза. Вдруг откуда-то издалека я услышал странный гул. Открыв глаза, я увидел в небе странные огни. Это были посадочные капсулы акретов. Правда тогда я этого не знал, но сразу понял, что происходит что-то неладное. Я встал и побежал домой. Внезапно передо мной упала одна из этих капсул. И я увидел, как оттуда выходит акрет. Он был высоким, раза в 2 повыше меня… Ничего не говоря, он направил на меня свою пушку. Страх сковал мне  ноги, я просто не мог пошевелиться. Я услышал выстрел позади него. Это стрелял представитель колониальной милиции, органа правопорядка на нашей планете. Он попал в голову акрету, но робот даже не пошевелился. Звук выстрела вывел меня из оцепенения, и я побежал прочь. Позади я услышал стрельбу и крики боли. Почти добежав до своего дома, я вдруг почувствовал острую боль в левом плече. Меня поразил один из акретов. Я упал на землю. Думал, что мне уже конец, но акрет почему-то не стал добивать меня. Может, его подстрелили, я не знаю. Перед моими глазами всё расплывалось, я начал терять сознание. Меня спас старый друг Фенрик,  он на себе дотащил меня до эвакуационного телепортера. Мы оказались в космопорте. Всех выживших посадили на корабль и отправили в космос. Несколько дней мы дрейфовали на орбите планеты. И каждый день я слушал новости с поля боя. Акреты методично уничтожали всю жизнь на планете, строили заводы по производству новых роботов… Войска не справлялись с превосходящими силами противника, подкрепления всё не было. А ведь всего несколько дней назад наша планета была самым спокойным местом во Вселенной. Мой отец был простым шахтёром, мать занималась выведением новых сортов культурных растений… После того дня я их больше не видел… Поэтому я и решил вступить в федеральную армию, чтобы отомстить за смерть своих друзей и родных… И после двух лет обучения на специальной планете, оборудованной в  военную академию, меня отправили на Новус, сюда… Правда, я так и не стал пилотом БМАУ…
Он замолчал. Ещё несколько минут они просидели молча.
— Война никому не приносит счастья, — сказала Мэл’Ниа. – Война – это лишь разрушение и смерть. Но мой народ говорит, что война – это наш смысл жизни, что мы обязаны воевать и захватывать миры во имя Дайсема. Я ненавижу войну.
— Тогда почему ты участвуешь в этой войне?
— Потому что… Я не знаю. Раньше я думала, что смогу защитить свой народ, что война рано или поздно закончится, и тогда мы заживём в мире и радости. Но теперь… Этой войне не видно конца, боюсь, что она уже никогда не закончится, пока мы полностью сами себя не уничтожим. И я уже не могу просто взять и сказать самой себе: “Всё, с меня хватит!” и начать спокойную жизнь без войны… Я сама выбрала свой путь, и буду следовать ему до конца.
Они сидели вдвоём ещё долго, разговаривая о разных вещах, а потом ушли в разные стороны.
временем акретианская армия, осаждающая колонию Харам, была разбита. Это стоило жизни многим коритским воинам и магам, также было уничтожено множество тяжёлой боевой техники коритов. Срок ультиматума подходил к концу, а это означало, что битва с силами Беллато неизбежна. И преимущество было не на стороне Священного Альянса…
Однажды ночью, возвращаясь в казарму после встречи с Мэл, Рейко увидел Фенрика и Лайта, стоящих в коридоре и, очевидно, чего-то ждущих.
— Что вы здесь делаете, командир? – спросил Рейко, подойдя к ним.
— А ты сегодня поздно. Впрочем, как и вчера. Интересно, что могло тебя так задержать?
— Да я просто… прогуливался, я так каждый вечер делаю… Люблю свежий воздух.
— Вот значит как? А Фенрик на этот счёт другого мнения. Не так ли, Фенрик?
— Так… Так точно, — как-то затравленно сказал Фенрик.
— Значит так, Рейко, — начал Лайт, — из-за того, что ты часто отлучался допоздна, я приказал Фенрику последовать за тобой. И знаешь, что он увидел? Он увидел, как ты разговариваешь с… Ну, что ты так на меня смотришь, Рейко? Ты сам виноват. Теперь у тебя есть единственный шанс искупить свою вину, иначе ты будешь объявлен предателем, и тебя отдадут под трибунал. Догадываешься, что ты должен сделать? Ну, что с тобой, язык потерял?
Рейко в оцепенении стоял и смотрел в одну точку. “Это не могло продолжаться вечно, — думал в это время он. – Они всё равно узнали бы. Но… я не думал, что так быстро”.
— Рейко! Ты меня слышишь? – громко спросил Лайт. – Повторяю, у тебя есть шанс. Я ничего никому не скажу, и Фенрик тоже, если ты сделаешь то, что должен. Догадываешься? Ты должен убить её.
Рейко знал, что они скажут именно это.
— Завтра, когда вы встретитесь снова, ты убьёшь её. Мы будем следить за тобой. А пока можешь идти спать.
Рейко поплёлся в казарму. Фенрик пошёл вместе с ним. Войдя в казарму, Рейко сразу же лёг на койку.
— Рейко, прости меня… Он приказал мне за тобой проследить, Я не мог не подчиниться. Я…
— Я знаю, Фенрик. Тебе не о чем беспокоиться. А сейчас оставь меня, пожалуйста.
Фенрик ушёл.
“Что же делать? – думал Рейко. – Теперь уж мне никак не отвертеться. Я был слишком беспечным. Теперь мне придётся за это расплачиваться”.
Мэл’Ниа ждала Рейко, но он всё не приходил. Была уже почти ночь. “Может, с ним что-то случилось? Он мог нарваться на патруль акретов. Или его могли поймать наши… Только бы с ним ничего не случилось, я не хочу больше никого терять”. Мэл’Ниа начала уже беспокоиться, когда Рейко всё же пришёл. Выглядел он очень уставшим и вымотанным.
— С тобой всё в порядке? – сразу же спросила Мэл’Ниа. – Ты неважно выглядишь.
— Всё отлично. Всё в полном порядке.
— Точно? Что-то по твоему виду этого не скажешь…
— Устал я немного.
Он сел рядом с коритянкой.
— Ты ведь мечтаешь о тихом и спокойном месте, где не было бы войн, не так ли? – спросил Рейко, глядя на первую звезду, появившуюся в небе.
— Ты это к чему?
— Я к тому, что… Давай улетим отсюда куда-нибудь вместе. На какую-нибудь планету, где живут добрые существа, которые не будут говорить, что мы с тобой враги, не будут пытаться нас убить…
— Рейко… Ты же знаешь, что мы не можем.
— Но почему?
— Потому что я не могу оставить свой народ, я должна быть с ним…
— Это всего лишь отмазка, тебе просто не хватает духа признать, что ты боишься перемен.
— Что ты такое говоришь? Моя судьба — сражаться за свой народ и умереть за него.
— Вот именно, умереть. И это всё, что ты хочешь? Я так не думаю. Давай украдём какой-нибудь корабль и улетим отсюда.
— Я… я не знаю.
В этот момент из темноты выбежало несколько фигур с оружием в руках. Одна из них закричала:
— Вы, двое, а ну быстро встали и бросили оружие! А не то мы стреляем на поражение!
Это был голос Лайта.
— Я так и знал. У меня не было шансов… — сокрушённо сказал Рейко.
— Ты не справился с заданием, тебя будут судить как предателя. А ты, коритянка, пойдёшь с нами, — говорил в это время Лайт.
— Вот это вряд ли, — загробным голосом произнесла Мэл’Ниа, доставая свой меч.
— Хорошо, тогда первым умрёт он, — Лайт направил свой пистолет на Рейко. – Но если ты сдашься, то у него будет шанс остаться в живых.
— Ах вы, гады… — Мэл’Ниа бросила меч.
— Извини, Мэл, это всё моя ошибка, — сказал Рейко.
— Да ладно, ты ни в чём не виноват.
— Неправда, виноват.
— Вы, двое, успокойтесь! – прокричал Лайт. – Так, а теперь, ребята, свяжите ей руки и отберите оружие у обоих.
Мэл’Ниа связали и повели по пустыне. Один из солдат Лайта держал ружьё направленным на голову коритянке. Рейко шёл с опущенной головой. Лайт всё улыбался и шутил.
— Ну что ж, родная, придёшь к нам, мы с тобой хорошенько поговорим! – сказал он Мэл.
— Думаете, я вам что-нибудь скажу? Размечтались, карлики.
— Ну-ну, не будь такой грубой, голубка. У нас есть свои методы, чтобы сделать тебя разговорчивой.
— Всё равно вы ничего от меня не добьётесь!
— Босс, мож его тоже свяжем? – спросил один из беллатийцев, указывая на Рейко.
— А зачем, у него кишка тонка сделать что-либо не то. Не так ли, малыш?
Рейко ничего не ответил.
Они шли по пустыне довольно долго. Внезапно Рейко выхватил пистолет из кобуры шедшего перед ним Лайта, схватил его и, держа как щит, приставил к его виску оружие. Всё произошло неожиданно, поэтому никто не успел помешать Рейко.
— Никому не двигаться, иначе я буду вынужден убить его!
— У тебя ещё есть шанс исправиться, просто убери ствол, давай всё спокойно обсудим. Ты не убьёшь меня, не так ли? – спросил Лайт.
— Ты хочешь проверить? Я всё равно покойник, я тебе ещё жить да жить. Если конечно я не нажму на курок. А вы все, бросайте оружие.
Никто не пошевелился.
— Ладно, народ, делайте, что он говорит, — сказал Лайт.
Все медленно положили оружие на песок.
— Развяжите ей руки и отдайте меч, — приказал Рейко.
Рейко, держа пистолет у виска Лайта, отошёл вместе с ним на несколько метров.
— Мэл, иди сюда. А сейчас мы уходим, и советуем вам нас не преследовать, а не то мы вас не пожалеем. Уходим отсюда!
Рейко толкнул Лайта. Тот упал на песок. В следующее мгновенье Рейко и Мэл’Ниа бежали по пустыне, подальше от беллатийцев. Бежали они довольно долго. Через некоторое время остановились, так как сил уже не было.
— Всё, мне конец, — пытаясь отдышаться, прохрипел Рейко. – Куда же мне теперь идти? Не могу же я вернуться обратно, на базу. Там меня сразу поймают.
— Да уж, не повезло нам. Спасибо тебе за то, что ты сделал. Я уж думала, что стану военнопленной.
— Не стоит меня благодарить, ведь из-за меня мы попали в эту передрягу.
— Ладно, сейчас мы пойдём к Эланне.
— К кому? – удивленно спросил Рейко.
— К моей старой знакомой. Она нас не выдаст. Живёт она вдали от поселений коритов. Мы сможем пока пожить у неё, прежде чем решим, что делать далее.
— Спасибо тебе, Мэл…
— Всё в порядке. Пошли, если не будем спешить, то не успеем к рассвету.
К утру они дошли до цели. На горизонте виднелись внешние стены колонии Нумерус. Жила Эланна в маленьком доме, собранном из металла, на берегу небольшой реки. Мэл’Ниа вошла в дом, дверь сама открылась перед ней. Внутри никого не было.
— Наверное, она сидит на берегу реки, как всегда. Я схожу за ней, а ты сиди тут.
Выйдя из дома, Мэл’Ниа направилась в сторону небольшого утёса, где любила медитировать Эланна. Так и оказалось. Эланна сидела, закрыв глаза, над небольшим обрывом.
— Здравствуй, — сказала Мэл’Ниа, приблизившись к своей знакомой.
— А, Мэл, это ты, — спокойным голосом ответила Эланна. – Чего тебе нужно от меня в этот раз?
— Понимаешь, это трудно объяснить…
Рейко стоял посреди комнаты, наполненной многими вещами, предназначение которых он совершенно не понимал. Единственное, что Рейко сразу заметил – это то, что хозяйка дома – маг. В специальном углублении в стене он увидел несколько посохов. Примерно такими же посохами пользовались и беллатийские маги. Его осмотр прервали громкие шаги снаружи. В дом ворвалась разъярённая Эланна и, увидев Рейко, закричала:
— Ты что, с ума сошла? Привести ко мне домой беллатийца! Совсем крыша поехала?
— Успокойся, он не сделает тебе ничего плохого, — говорила за её спиной Мэл’Ниа.
— Пусть только попробует, я его сразу испепелю! Мэл, ты хоть понимаешь, что с нами будет, если об этом узнают? Я не позволю ему оставаться у меня в доме!
— Хорошо, Эланна. Дай нам только день, и мы уйдём отсюда.
— Ладно, Мэл… Но только по старой дружбе. Ты не раз меня спасала. Оставайтесь у меня до вечера, а потом уходите куда угодно.
— Спасибо тебе.
— Да не за что. Так, мне пора уходить. Сегодня у меня занятия с Матерью-Настоятельницей. И чтоб когда я приду, вас здесь не было.
— Я согласна.
— Всё, я пошла. Делайте, что хотите.
И Эланна вышла из дома. Оставшись одни, Мэл и Рейко некоторое время сидели молча.
— И что мы будем делать, когда уйдём отсюда? – спросил беллатиец.
— Я не знаю… Может, угоним корабль и улетим отсюда?
— Мне в любом случае придётся улетать с этой планеты. А тебе незачем этого делать. Ты же сама была против.
— Да знаю, — с улыбкой ответила Мэл. – Но всё же, тебе разве не было бы приятно, если бы я полетела вместе с тобой?
— Мэл… — прошептал Рейко и обнял коритянку. От неожиданности Мэл’Ниа сначала сопротивлялась, а потом уже и сама обняла беллатийца.
— Я не хочу больше никого терять, мы улетим с тобой туда, где нас никто не найдёт, — говорила Мэл’Ниа, пытаясь сдерживать слёзы. – И мы будем жить вместе с тобой долго, и никто не сможет нас разлучить… Знаешь, раньше я очень сильно любила кое-кого, больше всего на свете любила. Он был воином, как и я, и мы сражались с ним вместе. Много раз мы были на грани смерти, но всегда оставались в живых. Мы поклялись защищать друг друга вплоть до того дня, когда война закончится победой нашего народа… Мы были очень наивными. И в один день он погиб, защищая меня. Закрыл своей грудью от смертельной атаки… И после того дня мне стало абсолютно все равно, что станет со мной. Я просто жила от битвы к битве, желая лишь отомстить за смерть своего любимого… Я думала, что уже никого не смогу полюбить. Я боялась, что те, кто мне дорог, погибнут, поэтому…
— Знаю, Мэл, можешь ничего больше не говорить…
Они просидели вместе до вечера.
— Значит, план таков, — объясняла Мэл. – Я прихожу на базу, там я постараюсь украсть корабль, как я это сделаю, я уже знаю. Ты будешь ждать меня в самом центре Сеттовых руин, там всё равно никого не бывает. Ну а если и будет кто- то, я с ними расправлюсь. А сейчас, мы  с тобой идём…
В этот самый момент дверь резко открылась, и в дом ворвались несколько коритян. Двое из них были с лучевыми арбалетами, один, главный среди них, с шоковым ружьём. Тот, кто был с ружьём, закричал:
— Стреляйте в этого беллатийца!
Мэл’Ниа встала перед коритянами и громко спросила:
— Кто вы такие, что вам нужно?
— А тебе разве и так не понятно? Убить врага и схватить предателя! – ответил коритянин с ружьём. В этот момент в комнату вбежала Эланна.
— Мэл, прости меня! Я не хотела. Матерь-Настоятельница всё поняла ещё до того, как я вошла в её комнату. Ты же знаешь, от неё ничего не утаить! Вам надо было сразу уходить!
— Замолчи! – рявкнул главный. – С тобой мы потом разберёмся! А ты, не мешай нам закончить начатое.
“Матерь-Настоятельница! – сокрушённо думала Мэл’Ниа. – Как я могла про неё забыть!” Матерь-Настоятельница – духовный лидер Священного Альянса на Новусе. Также она была самым лучшим телепатом среди всех коритян.
— Не выйдет! — Мэл’Ниа потянулась к рукоятке меча. В этот момент по ней выстрелили из шокового ружья, и всё тело Мэл свело сильнейшей болью. Она упала на пол. От шока она не могла пошевелить даже пальцем.
— Хорошо, а этого убейте, — приказал главный.
Рейко понимал, что шансов выжить у него нет, но попытался прорваться к выходу. По нему выстрелил один из коритов с арбалетом. Плазменная стрела попала в грудь беллатийцу. Он громко закричал и упал на спину. Тогда корит снова выстрелил в Рейко, чтобы убить его наверняка.
Мэл’Ниа всё это прекрасно видела, но не могла ничего поделать, её тело не подчинялось хозяйке. Она лишь лежала на полу и смотрела, как умирает Рейко. Когда он уже не дышал, из её глаз потекли слёзы…
Что было дальше, Мэл смутно помнила. Она что-то кричала, пыталась вырваться, за что ещё раз получила заряд шоковым ружьём. Потом её кинули в камеру, где она и пролежала до утра. Она пустыми глазами смотрела на потолок, лёжа на холодном полу, но ей было уже всё равно. Был почти полдень, когда в камеру кто-то вошёл. Это был Сангвиний, его сопровождал тюремщик.
— Оставь нас одних, — сказал священник.
— А вы уверены? – спросил тюремщик.
— Да. Со мной ничего не случится.
Тюремщик вышел из камеры, заперев её за собой.
— Мэл… Я не понимаю, что произошло. Неужели ты и правда стала предателем? Нет, я в это не верю. Тут что-то другое. Ты можешь мне ответить, Мэл? Что произошло?
— Святой отец… Когда я потеряла ЕГО, вы были единственным, кто меня поддерживал… Я вам благодарна за это.
— Так что же произошло?
— Знаете, я всегда считала, что мы, кориты, — главная раса во Вселенной. Что у нас есть право захватывать другие миры и подчинять их себе. Что все остальные разумные существа не имеют право жить, пока не поверят в Великого Дайсема. Но теперь я вижу, что все имеют право жить, но с одним условием. И это условие – не мешай жить другим… Помогай им…. Люби их… Если бы все жили согласно этому правилу, то и не было бы войн и убийств, не было бы преступлений… Но это невозможно… Желание убивать у нас в крови… Мы не можем без этого, без этого наша жизнь становится неполноценной… мы получаем УДОВЛЕТВОРЕНИЕ, убивая других… Я не хочу больше так жить, святой отец!
— Мэл… Я всегда был на твоей стороне… И знаешь, я уговорил Совет не казнить тебя.
— Что вы сказали, святой отец?
— Ты сама всё узнаешь. Только, боюсь, что оставить свою жизнь без убийств ты не сможешь. Ты просто не имеешь право умирать. Прости меня, Мэл, но ты должна сражаться. Ты должна повести свой народ к победе.
— Я никогда не стану вождём, вы знаете это.
— А тебе и не надо быть вождём. Просто живи. Воины Священного Альянса Кора надеяться на тебя. Ты очень важна для нас. Прости меня, Мэл.
— Хорошо, святой отец, в знак моей благодарности к вам я буду сражаться, но знайте, что теперь убийства не приносят мне удовлетворения. Они мне ПРОТИВНЫ…
— Спасибо тебе, Мэл.
И священник ушёл. Через несклолько часов в камеру вошёл главнокомандующий военными силами Альянса на Новусе Торус.
— Ух ты, сам Торус пришёл повидать предательницу, — с издёвкой произнесла Мэл’Ниа.
— Ты думаешь, мне это очень приятно? Я всегда был против твоего присутствия в рядах нашей армии. Это же просто немыслимо – представительница низшей касты в армии! Но тем не менее, старик Снгвиний очень хочет, чтобы ты сражалась. А с эго мнением мне приходится считаться. А теперь слушай меня. Завтра истекает срок ультиматума. И нам придётся сражаться с превосходящими силами Беллато. У нас сильно не хватает техники и живой силы, но у нас есть шанс победить. Правда, придётся пожертвовать простыми воинами, но ничего не поделаешь. Значит, план таков. Ты идёшь во главе большого отряда нашей пехоты. Ваша главная цель – не дать противнику прорваться к нашим магам и вызывателям. Шансов, что вы переживёте этот бой, у вас почти нет. И пока вы принимаете на себя главный удар, противников уничтожит наша магия и Анимусы. И я очень надеюсь, что ты не переживёшь этот бой. Может быть, Дайсем простит тебя, и в следующей жизни ты будешь более высокородной, но я бы на этого не хотел. Всё, выпустите её! – приказал Торус охранникам.
На следующий день все готовились к битве. Главнокомандующий потсроил перед собой на большом плацу всех коритских воинов на Новусе и произнёс речь о том, что их ждёт трудный бой, но с помощью Дайсема они преодолеют все преграды и всё остальное в том же духе. Мэл’Ниа его почти не слушала. Она думала о том, что она снова потеряла часть себя и ей снова придется утопать своё горе в крови. “Но ничего, я справлюсь, я сильная, — думала она. – Но теперь каждое убийство беллатийца будет приносить мне лишь страдание и воспоминания о Рейко, который не видел во мне врага и  верил, что  наши народы могут жить в мире”. Рядом с ней в строю стоял Литос и улыбался. Он прошептал Мэл, что ей не о чем беспокоиться, что он закроет её от любой опасности, даже если ему придётся умереть. Он был готов отдать жизнь за неё. От этого Мэл стало совсем грустно.
И начался бой.
Продолжение Следует.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *